Кризис в ритуальных услугах: Кто виноват и что делать?

В конце февраля – начале марта 2010 года ситуация на рынке ритуальных услуг вышла к своей переломной точке. За ней начинается принципиальная новая стадия развития похоронного бизнеса. И многих это пугает…

Подошли к Рубикону – что дальше?

Рубежом между старым и новым этапами можно назвать Постановление Государственной Думы РФ № 3216-5 ГД от 12.02.2010 г. об отклонении проекта закона лицензирования в ритуальных услугах.

При этом комитет Государственной Думы по собственности, давая своё отрицательное заключение на предложение лицензировать ритуальные услуги, указал: «…на практике вступление такого закона в силу приведет к дополнительной монополизации соответствующих секторов рынка, повышению цен на услуги и снижению их качества». На этом фоне по всей стране активная позиция ФАС даёт четкий сигнал местным чиновникам: «хватит лоббировать интересы своих карманных фирм». Проявляется это в многочисленных предписаниях ФАС,  прокурорских постановлениях и судебных решениях, заставляющих местные органы исполнительной власти переводить нормативные акты в сфере ритуальных услуг на конкурентные рельсы.

В течение последнего десятка лет местные органы власти выработали определенную модель управления похоронным делом, через уполномоченные и аффилированные с властью крупные ритуальные фирмы – специализированные службы. В некоторых случаях инструментом управления и контроля над такими фирмами  было то, что часть акций таких ритуальных фирм принадлежало местным органам власти. В некоторых других вариантах какой-нибудь из чиновников лично или опосредовано был акционером в таких ритуальных фирмах. С одной строны, этим конторам предоставлялись различные преимущества перед другими участниками рынка (право аренды моргов, права доступа до бюджетных денег, бесплатная реклама в СМИ и т.д.). На благо этого бизнеса работали многочисленные государственные органы: от собесов и ЗАГСов, где размещалась реклама, до кладбищенской охраны, не пускавшей на кладбище «чужаков». С другой стороны на них «навешивались» различные социальные обязательства государства вроде захоронения безродных, бесплатного вывоза биоотходов и т.п. У государственных чиновников было и есть много приемов, как можно «вытолкать» своих ритуальных бизнесменов в лидеры похоронной индустрии или наоборот - «закошмарить». Однако, сегодня набор таких приемов сокращается.

Отмена лицензирования открыла двери в ритуальный рынок другим игрокам, как правило, выходцам из самой похоронной системы. Короче – началось дробление крупных ритуальных контор на более мелкие. При этом сама контора-мама продолжала существовать с тем же статусом специализированной службы и её интересы продолжали лоббироваться местной властью. Происходило это дробление массово по всем регионам страны, за исключением, пожалуй, Санкт-Петербурга о котором стоит сказать особо.

 

Ритуальный бизнес в Питере, как обособленная система.

Позволю себе пофантазировать почему в Питере не происходило массовое дробление крупных ритуальных фирм на мелкие. Сразу скажу, почти вся история, рассказанная про Питер дальше, исключительно теоретическое предположение и возможно не совпадает с исторической реальностью. Но уж очень она будет к месту.

В середине 90-хх гг.любой бизнес «крышевался» разными авторитетами и кланами. Есть версия, что над всем ритуальным бизнесом  в Питере стоял в итоге один клан или авторитет. Короче – сбор «бабла» шел в один карман.  Как только началось раздробление крупных ритуальных фирм, общий поток отстегиваемых в «общак» денег стал уменьшаться. Оно и понятно – фирмы в конкурентной борьбе снижали норму прибыли и стали «заносить» наверх меньше. Рано или поздно наверху это надоело, все командиры питерских ритуальных фирм (благо их было тогда немного) были собраны в одном месте. На этом собрании всем был показан график убыли естественной прибыли каждой из фирм из-за их же конкуренции между собой. А также, вероятно, было напомнено, что это не только их личная прибыль. Предположу, что в итоге была достигнута договоренность о «неразмножении» - т.е. о том, что ритуальщики больше не плодят себе подобных, а «крыша» защищает региональный бизнес от чужаков- конкурентов. Предполагаю это потому, что слышал несколько историй о неудачных попытках запустить ритуальный бизнес в Питере московскими персонажами.

Возможно, что кто-нибудь из командиров ритуальных фирм и попытался было нарушить достигнутые на высоком собрании договоренности и создать за спиной брата-свата какую-нибудь «Нимфу», но был быстро отправлен на вечное пребывание по месту работы. Скорее всего, после этих событий у его коллег не возникало мыслей нарушать «честное пионерское» данное в кругу товарищей по работе и братьев по оружию.
Напомню , что это всего лишь моя версия, но так или иначе, на рубеж середины-конца 2000-хх гг.  питерский ритуальный бизнес, ориентированный на непосредственную работу с родственниками, вышел с минимальным числом игроков.

Поэтому именно в Питере и стало возможным создание «Единой диспетчерской», куда с компьютеров «02» и «03» сливается информация о смертях. Просто не было ритуальных фирм, обиженных и отлученных от этой информации. Питерские ребята просто технически перевели свои предыдущие договоренности в почти легальную компьютерную форму, одновременно выставив защиту от новичков конкурентов. Как было сказано в одной из программ на НТВ: «Может не совсем по-рыночному, но зато нет драки на адресах».

 

Ритуальная сфера сейчас - корабль на мели

Но Москва и другие регионы - это не Питер и условия развития рынка ритуальных услуг здесь были многополярными. Даже - многоклановыми. Поэтому достичь таких договоренностей никак раньше не удавалось, и теперь мы в Москве имеем ситуацию, которая нас самих же и имеет.
Что же остаётся делать власти и самим ритуальщикам для того, чтобы навести порядок и, хотя бы, стабилизировать и сохранить доход, уменьшающийся у всех с каждым месяцем?

Одна из основных ошибок региональных властей в том, что при изменившейся в посткризисное время экономико-политической ситуации в стране эти власти пытаются действовать в рамках старой модели управления конца 90-хх - начала 2000-хх гг., ориентированной на продавливание интересов только крупного похоронного бизнеса. А как раз сейчас опираться в своей работе только на крупные ритуальные фирмы политически недопустимо. Общие законодательство и идеология поддержки субъектов малого предпринимательства на федеральном уровне, превращает старую модель управления похоронкой на уровне региона из быстрого корабля в неповоротливую посудину.

Представьте себе большой рыболовецкий корабль, который из-за изменившегося течения и ветра уткнулся носом в отмель. Капитан командует «Вперед! Давайте ребята! Сейчас мель кончится и будет Щастье!». Часть экипажа послушно запихивает корабль дальше в  отмель, а другая часть, понимая очевидную глупость команд, пересела в лодки и уже ловит рыбу на малых плав-средствах. Долго ли будет ходить в капитанах такой человек, если из-за его ошибки половина экипажа осталась без заработка? А если бы он не продолжал упрямствовать, и вместо того, чтобы окончательно сажать корабль на мель, сам бы возглавил бы флотилию из малых судов? Как тут не вспомнить старую функционерную мудрость: «Если не можешь остановить толпу – её надо возглавить!»

И ещё одна метафора.

Если представить похоронною систему в виде живого организма, то крупные ритуальные фирмы – это целые органы и части тела, а мелкие предприниматели – что-то вроде отдельных клеток и бактерий, без которых невозможно существование ни отдельных органов, ни всего организма. И органы и клетки и бактерии бывают как здоровыми, так и больными. И если власть, как доктор, за последний десяток лет научилась лечить и удалять отдельные больные органы, то борьба на клеточном уровне ещё не освоена. А лечить на клеточном уровне и удалять вредные бактерии можно только с помощью мелких инструментов и с помощью полезных бактерий.
Перефразируя Конфуция – нечего стрелять из пушки по микроорганизмам!

 

Малый бизнес не враг, а помощник

Система льготного налогообложения малого бизнеса в сфере услуг делает его более устойчивым и платежеспособным, чем крупные фирмы с большими накладными расходами У мелких предпринимателей просто экономический КПД выше, они быстрее приспосабливаются к изменяющимся условиям. В г. Москве, например, каждый третий москвич работает в малом бизнесе. А субъекты малого предпринимательства приносят в бюджет города около 25% дохода только в виде налогов. Так сказал московский мэр – Юрий Михайлович Лужков.

При этом малый бизнес, так же как и крупный заинтересован в нынешнее время хотя бы в стабилизации своих доходов и своего положения. Это извечный выбор между журавлем в небе и синицей в руках. Если предложить любому бизнесмену, независимо от размера бизнеса, журавля в будущем и синицу сейчас, то в нынешней экономической ситуации почти все выберут для начала синицу, хотя в перспективе будут надеяться на журавля. Это и есть основная объединяющая идея любого регионального похоронного рынка, способная реально заинтересовать сейчас и крупных ритуальных монстров и мелких предпринимателей.

Однако власть на местах по-прежнему отмахивается от потенциала малых предпринимателей и продолжает называть не аффилированные с ней ритуальные организации и индивидуальных предпринимателей «черными фирмами» и «черными агентами». Между тем доля таких малых субъектов похоронного бизнеса с каждым годом увеличивается и если продолжать их дальше от себя «отпихивать», то через некоторое время «дружить» будет уже не с кем.

Ни для кого не секрет, что и сейчас «дружественные» чиновниками крупные ритуальные фирмы потихоньку выводят активы из-под контроля местных властей во вновь создаваемые конторы. А что им остаётся делать, если та нагрузка, которая на них навалена сверху на фоне невозможности получения прежнего уровня привилегий делает их неконкурентноспособными. Если провести аналогию с метафорой про рыболовецкий корабль, то народ массово пересаживается в малые плав-средства.

Собрать весь  этот «муравейник» можно только всем вместе. Каждый субъект предпринимательства в сфере ритуальных услуг: и крупная фирма и индивидуальный предприниматель  внутри любого региональном рынка, должен четко понимать – если ничего самим не менять, то через год – два рентабельность   ритуальных услуг упадет до 0%, как во Вьетнаме. С такой нулевой рентабельностью развитие ритуального обслуживание полностью останавливается, никакие новые услуги не появляются, и потихоньку начинается сокращение рабочих мест во всей отрасли и закрытие предприятий. Такую перспективу не дай Бог никакой корпорации!

Чтобы этого не произошло надо всем, несмотря на амбиции и сегодняшнюю разобщенность, собраться за одним столом, а точнее - в одном большом зале и коллегиально решить, как дальше жить.  Власти нужно перестать поливать грязью индивидуальных предпринимателей и  ритуальные фирмы, только потому, что они с ней не аффилированы. Вплотную встает вопрос создания системы коллегиального управления похоронной отраслью на уревне каждого региона, в которой были бы реально заинтересованы все стороны.

Власть может быть заинтересована в том, что с помощью легальных субъектов малого бизнеса она может эффективно бороться с нелегальщиной. Сейчас ей это не особо удается потому, что в рамках старой модели управления и контроля, рассчитанной на рынок с крупными игроками, нет действенных инструментов системного контроля над «черной» мелочевкой. Легально работающие мелкие предприниматели могут получить свой интерес в том, что признание их на равных с крупными фирмами даёт определенный плюс в работе и возможность участвовать в совместных PR-акциях, а также упрощает работу и снимает многие административные барьеры. Крупные фирмы имеют свой интерес в том, что участие малых субъектов предпринимательства в процессе контроля, позволяет совместными усилиями избавиться от «черной нелегальщины», а также даёт право предъявления местным органам власти требований о снятии с них дополнительной социальной и статистической нагрузки, переложив это частично на мелкий бизнес. Короче - возникает система взаимного внутрекорпоративного контроля возглавляемая местными органами власти.

И самое главное – только такая система коллегиального управления и контроля будет во-первых: лигитимна в глазах похоронного сообщества, и во-вторых: защищена о возможных претензий со стороны общественным профессиональным статусом. Только ей при условии её открытости и понятности будут доверять и к ней смогут обращаться разные субъекты похоронного дела.

А пока местные органы власти будут продолжать действовать в рамках старой модели управления похоронной отраслью на уровне региона, и всячески уходить от создания новой модели с учетом интересов малого бизнеса, доверие к такой региональной власти будет падать и со стороны федеральных властей, и  со стороны «своих»,  и со стороны отверженных этой властью малых субъектов предпринимательства. Как долго можно продержаться в условиях такого тройного недоверия – непонятно.

Профсоюз работников ритуальных служб

< Пред.   След. >