Рассказывает писатель Юрий Рябинин

Юрий Рябинин Название рубрики — печаль ваша в радость будет — на первый взгляд звучит иронично по отношению к тем, кто потерял кого-то из близких, и, пожалуй что, может показаться неуместным черным юмором в нашем отнюдь не развлекательном сайте. Но, как нам представляется, стоит только немного вдуматься в сказанное, и любому станет очевидно, что никакой иронии, тем более смеха здесь вовсе нет. Даже человек не знакомый со стилем Священного Писания, прочитав это выражение, сообразит, что текст перед ним не светский. А, следовательно, религиозный и, по всей видимости, библейский. Построив такую логическую цепочку, любой, даже не вполне просвещенный в вопросах веры, гость сайта неминуемо должен вспомнить один из основополагающих догматов христианской философии: этот мир — скорбь и печаль, тот мир — радость и свет. И именно в таком смысле следует понимать название и содержание данного раздела: пусть осознание того, что ушедший любимый близкий теперь пребывает в лучшем мире, хотя бы отчасти — полностью, разумеется, не получится! — умеряет страдания оставшихся в мире не самом совершенном. Заметим, кстати, что слова эти — цитата из Евангелия от Иоанна.

Сейчас выходит в свет много книг и прочих пособий, имеющих целью просветить российского обывателя в весьма деликатном вопросе ухода человека из жизни и о сопутствующих этому заботах. Естественно! — наши граждане в ХХ веке в силу известных причин в значительной степени утратили самое представление о связанных со смертью традициях. И такое просвещение, бесспорно, требуется. Но, к сожалению, очень часто эти издания декларативны и схематичны, как правила дорожного движения, академичны и сухи, как научные трактаты, оторваны от жизни, не учитывают возможностей современного человека — ни образовательных, ни духовных, — и, даже если это не репринты, написаны они обычно в нарочито «несветском» мудреном стиле, риторическом и архаичном, который впору переводить на современную повседневную русскую речь.

Мы же хотим рассказать о традициях насколько возможно доступно, попросту, дружески. И, если нашей аудитории это будет небезынтересно, то еще и построить отношения в форме диалога — взаимного обогащения сведениями. Но главное, мы всей душой желаем опровергнуть старую безнадежную мудрость: горе одолеет — никто не пригреет. Мы постараемся сделать так, чтобы наше горе стало источником взаимного тепла.

Писатель Юрий Рябинин

Задать вопрос Юрию Рябинину



В свое время мы уже рассказывали о похороненных в Москве подвижниках христианской веры. Но тема эта, поистине, необъятна: на редком столичном кладбище нет почитаемой верующими людьми могилы, – а на некоторых кладбищах – Даниловском, например, – таких могил несколько. Мы возвращаемся к этому разделу московской некрополистики, прежде всего, потому, что, по нашим наблюдениям, именно могилы подвижников веры привлекают наибольшее внимание, о чем свидетельствует число паломников к таким захоронениям.

Недавно нам посчастливилось совершить паломническую поездку на знаменитый Афон. Естественным образом, одним из главных предметов нашего внимания были монастырские кладбища и вообще погребальные традиции Святой Горы.

На Афоне любому паломнику, оказавшемуся на каком-либо монастырском кладбище, не могут не броситься в глаза два удивительных обстоятельства:  первое – даже при крупном монастыре кладбище очень невелико – всего несколько деревянных крестиков, и второе – самое раннее из этих захоронений относится к периоду от силы двадцатилетней давности. Но как такое может быть? Монастырям Афона сотни лет. В них жили и умирали многие тысячи монахов. Где же их могилы? Или, может быть, живые по каким-то высоким духовным соображениям не считают нужным заботиться о сохранении памяти своих почивших братьев?..

Разберемся же по порядку.

Редко кто из писателей-москвоведов не уделял внимания столичному некрополю. Некоторые, как например, Алексей Тимофеевич Саладин, прямо специализировались на изучении и описании московских кладбищ. Другие лишь касались этой темы в контексте своего творчества, но и их вклад в некрополистику не менее ценный. Вспомним некоторых из них.

В этом году Россия отмечает 200-летие одного из крупнейших в отечественной истории, да и в истории всего человечества сражений – при Бородине, или «под Москвой», как его именует бывший наш противник.

В московском некрополе немало могил, с которыми связаны какие-то легенды, предания, поверья. Вообще кладбищенский фольклор, по нашему мнению, имеет право претендовать быть отдельным особенным разделом устного народного творчества. Как появляются эти легенды и предания? Скорее всего, их складывают сами посетители кладбищ. Верно же говорят: с легендами интереснее жить. И многим, наверное, хочется, чтобы кладбище, на котором лежат их близкие, и на котором когда-нибудь окажутся они самые, было местом легендарным, способным заинтриговать доверчивых потребителей информации.

Москва, как центр русского православия, уже многие годы или даже века является местом упокоения знаменитых подвижников веры, – такие могилы существуют практически на каждом кладбище столицы, а на иных и по нескольку. У нас, разумеется, нет намерения повторять то, что и так всем неплохо известно: о почитаемых могилах блаженной Матроны на Даниловском кладбище или протоиерея Валентина Амфитеатрова на Ваганькове. Мы расскажем о менее известных, но не менее дорогих для православного мира захоронениях.

<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 Следующая > В конец >>

Показаны записи 7 - 12 из 20