Рассказывает писатель Юрий Рябинин

Юрий Рябинин Название рубрики — печаль ваша в радость будет — на первый взгляд звучит иронично по отношению к тем, кто потерял кого-то из близких, и, пожалуй что, может показаться неуместным черным юмором в нашем отнюдь не развлекательном сайте. Но, как нам представляется, стоит только немного вдуматься в сказанное, и любому станет очевидно, что никакой иронии, тем более смеха здесь вовсе нет. Даже человек не знакомый со стилем Священного Писания, прочитав это выражение, сообразит, что текст перед ним не светский. А, следовательно, религиозный и, по всей видимости, библейский. Построив такую логическую цепочку, любой, даже не вполне просвещенный в вопросах веры, гость сайта неминуемо должен вспомнить один из основополагающих догматов христианской философии: этот мир — скорбь и печаль, тот мир — радость и свет. И именно в таком смысле следует понимать название и содержание данного раздела: пусть осознание того, что ушедший любимый близкий теперь пребывает в лучшем мире, хотя бы отчасти — полностью, разумеется, не получится! — умеряет страдания оставшихся в мире не самом совершенном. Заметим, кстати, что слова эти — цитата из Евангелия от Иоанна.

Сейчас выходит в свет много книг и прочих пособий, имеющих целью просветить российского обывателя в весьма деликатном вопросе ухода человека из жизни и о сопутствующих этому заботах. Естественно! — наши граждане в ХХ веке в силу известных причин в значительной степени утратили самое представление о связанных со смертью традициях. И такое просвещение, бесспорно, требуется. Но, к сожалению, очень часто эти издания декларативны и схематичны, как правила дорожного движения, академичны и сухи, как научные трактаты, оторваны от жизни, не учитывают возможностей современного человека — ни образовательных, ни духовных, — и, даже если это не репринты, написаны они обычно в нарочито «несветском» мудреном стиле, риторическом и архаичном, который впору переводить на современную повседневную русскую речь.

Мы же хотим рассказать о традициях насколько возможно доступно, попросту, дружески. И, если нашей аудитории это будет небезынтересно, то еще и построить отношения в форме диалога — взаимного обогащения сведениями. Но главное, мы всей душой желаем опровергнуть старую безнадежную мудрость: горе одолеет — никто не пригреет. Мы постараемся сделать так, чтобы наше горе стало источником взаимного тепла.

Писатель Юрий Рябинин

Задать вопрос Юрию Рябинину



Когда мы открывали свою рубрику, мы рассчитывали, что поднятые нами проблемы заинтересуют посетителей сайта и вызовут у них какие-либо вопросы. Таким образом, общение наше будет построено в форме диалога: вопрос – ответ. Однако за все время нашего участия в этом сайте мы не получили ни одного вопроса. Поэтому мы решили предложить вниманию посетителей сайта ответы на вопросы, которые нам чаще всего задают на творческих вечерах и презентациях книг.

Современная система погребения предполагает лишь два типа захоронения останков: предание тела земле, как сейчас принято говорить «гробом», и кремация с последующим помещением пепла либо опять же в землю, либо в колумбарий. Крайне редко покойные остаются погребенными в море: если скажем, они находятся на потонувшем судне, то это судно с телами погибших, согласно международному праву, считается подводным кладбищем или общей могилой. Случаются и иные – довольно экстравагантные – способы погребения, как правило, сугубо индивидуальные: так некоторые родственники развеивают пепел своего кремированного близкого, – обычно это делается по его завещанию, – в том месте, которое он любил при жизни, или которое было почему-то ему дорого.

В последней нашей беседе мы поделились своими соображениями о том, какого именно типа надгробие целесообразно устанавливать на могиле с учетом индивидуальных обстоятельств, возможностей и эстетических представлений.

Но любой, пусть самый дорогой и высокохудожественный монумент остается малоинформативным, если на нем отсутствуют сведения о покойном. На старых кладбищах нередко встречаются кованые кресты вековой и более давности, на которых не сохранилась табличка с именем покойного. И как бы ни крепок был этот крест, – может, он и еще простоит сто с лишним лет, – но памятником он уже, строго говоря, не является: нет надписи – нет и памяти о том, кто под ним покоится.

В одной только Москве исчезли или находятся на грани исчезновения многие знаменитые могилы. Так в Донском монастыре исчезла могила знаменитого в свое время драматурга А.П. Сумарокова. Москвовед и некрополист А.Т. Саладин в начале ХХ века писал о могиле Сумарокова, как о чем-то давным-давно утерянном: «Все же как жалко, что мы не можем указать его могилу». Лишь в 1951 году приблизительно на том месте, где покоятся кости автора «Димитрия Самозванца», был установлен памятник – широкая гранитная стела с полукруглым верхом и со всеми полагающимися надписями.

Спустя некоторое время после похорон перед родственниками покойного неизменно встает чрезвычайно важная проблема: какое именно надгробие установить на могиле? Казалось бы – что тут раздумывать? – решение таковой проблемы зависит единственно от возможностей людей: позволяют средства, так хоть мавзолей сооружай! Но такое мнение справедливо далеко не всегда. Прежде всего, памятный знак на могиле – это символ, призванный характеризовать покойного, а равно и его родственников. В старину это решалось просто: на камне почти всегда выбивалась надпись, сообщающая о социальной или профессиональной принадлежности покойного, а иногда также и о его имущественном состоянии. На старых надгробиях можно встретить такие надписи: «Под сим камнем погребено тело губернского секретаря…», «Под сим камнем покоится прах коллежского асессора…», «На сем месте погребено тело раба Божия Московского Чудова монастыря игумена…», «Здесь погребено тело крестьянина…», «Московский купец…», «Купец 1-й гильдии…», «Купецкая жена…». Жаль, что теперь, кроме фамилии с инициалами, ничего о покойном из надписи на надгробии узнать невозможно. Впрочем, понять родню легко, – в наше время одна только буква на камне стоит порядка полутора долларов!

Говорят, талант рождается в провинции, а умирает в столице. Московский некрополь вполне подтверждает эту мудрость: сколько на столичных кладбищах упокоено знаменитостей – и не счесть! Ученые, писатели, спортсмены, артисты – всех многие сотни известных имен! Увы, даже мир криминала стал составлять особый раздел московского некрополя. Но есть еще одна интересная группа лиц, о которой вспоминают нечасто, – это прототипы знаменитых литературных персонажей. Вспомним одного из них.

В многонациональной Москве с давних времен существовали отдельные места захоронений для иноверцев. В советскую эпоху, когда погребение перестало являться религиозным обрядом, эта традиция была практически утрачена. И лишь в самое недавнее время возрождается вновь. Более того, опять стали появляться отдельные национальные кладбища.

<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 Следующая > В конец >>

Показаны записи 13 - 18 из 20