История похорон

Похоронный обряд является отражением не только бытовой стороны его носителей, но и архаического миросозерцания. Похоронный обряд, некогда, вероятно, не менее сложный по структуре, чем свадебный, теперь предстает теперь в сильно редуцированном виде. Об этом говорят и беседы с информаторами, записанные в конце восьмидесятых годов (например, с Федоровой М. Н., уроженки деревни Дорожново Окуловского района, на время записи проживавшей в поселке Кулотино этого же района, или с Власовой А. Я., уроженки деревни Гари Старорусского района, проживавшей на время записи в деревне Дубки названного района).

В голове у умирающего ставили стакан с водой, чтобы душа вымылась и пошла.

Раньше родственники приходили прощаться сразу, как человек умрет, или еще к умирающему.

Сразу, как человек умрёт, открывают двери, все выходят на крылечко провожать душу — покойник лежит в доме, а душа уходит, на улице ее провожают. Когда душу провожают, старшая в доме женщина причитает (“воет голосом”). Причитать начинали еще до обмывания.

Причитали сразу, как человек умрёт, еще до того как вымоют — выходили на улицу, вставали лицом в ту сторону, куда повезут хоронить, и причитали: “Прощай-ко, ступай с Богом”.

Изучение причети показало, что русская деревня советской эпохи сохранила импровизационную культуру исполнения, когда фольклорный текст каждый раз как бы создается заново на основе сложившейся традиции. Жанр причитаний - центральный для обряда, несмотря на произошедшие с ним разрушительные изменения, по-прежнему выполняет свою бытовую функцию. Причет продолжает сохранять культурную память, но в нем значительно блекнут художественные достоинства, исчезает ряд обязательных моментов (например, подробного комментирования происходящего на похоронах). Жанр становится все более клишированным. Это связано, в первую очередь, с утратой непосредственного отношения к смысловой стороне языческой символики. Не удалось выявить весь цикл причитаний похоронного обряда, которые (как, например, в свадьбе) сопровождали бы весь обряд, тематически отграничивая определенные его этапы. По всей видимости, мы имеем дело с явным угасанием фольклорной памяти. Трудно сказать, на каком этапе исторического развития началось подобное редуцирование. Но несомненно, что здесь сильно сказалась культурная политика государства, с одной стороны, и интенсивное превращение России из аграрной страны в промышленную и, следовательно, городскую. Тем не менее, архаические стороны сознания деревенского человека в похоронном обряде сохранились достаточно хорошо. Так, например, известно, что смерть в русской фольклорной традиции всегда воспринималась как враг. Это сохранилось и в текстах, записанных на рубеже 70-х - середины 80-х годов. В плачах смерть называется "злодейкой", "душегубицей", которая не делает уступок, не внимает мольбам и просьбам. В материалах архива хранятся записи, в которых говорится о разного рода приметах, связанных с приходом смерти в дом или семью. Например, предвещали смерть кукушка, севшая на хозяйственную постройку; птица, стучащая в окно; собака, воющая книзу ("собачий вой - на вечный покой"); лошадь, идущая навстречу людям, которые провожают умершего, и так далее. Чтобы удостовериться в смерти человека, ему подносили к губам зеркало, если оно не запотевало, значит, человек умер. Чтобы не бояться умершего, который мог каким-либо образом напоминать о себе (например, часто сниться или даже приходить в дом; являться в каком-то ином облике, например, в зооморфном, чаще всего - птицы), надо было подержаться за печку, посмотреть в нее или в подвал, а на сороковой день повесить конскую узду на стену.

Мертвый спит, оставаясь человеком (покойник - спокойный человек), однако если у умершего были открыты глаза, то их закрывали и клали поверх век медные пятаки. Вполне возможно, что это было связано со своеобразным откупом от смерти, ибо считалось, что покойник высматривает кого-то из оставшихся в доме живых людей или даже животных, желая забрать их с собой. В таких случаях обычно говорили: "Смотрит - кого-нибудь насмотрит". Монеты (пятаки) оставляли потом в гробу. Интересно, что выкуп в данном обряде проявлялся и иначе, так например, если долго не могли найти тело утонувшего человека, то существовал обычай бросать в воду серебряные деньги, чтобы выкупить его у воды.

Тело покойного клали на скамейку, ему связывали руки и ноги, так как считали, что "нечистая сила" может их скручивать, принося умершему человеку боль. Через два часа тело мыли (два часа умерший "отдыхал"). Мыть покойника мог любой человек, но предпочтение отдавалось постороннему. К прошлому веку относится представление, сохранившееся в памяти информаторов о том, что совершать этот ритуал должны были старые девы. В Окуловском районе записана частушка:

Не ходи, подруга, замуж
За таких разбойников,
Лучше купим по ушату,
Будем мыть покойников.
(Записано от М. Н. Федоровой в 1988 году)

Сохранился обычай оплачивать обмывание чем-нибудь из вещей покойного. Мыли покойного из горшка, теплой водой с мылом, затем горшок после выбрасывали в реку вместе с водой, обычай, в котором, несомненно, просматривается языческое мироощущение. Был и иной вариант, когда оставшуюся после процедуры воду выливали в то место, где никто не ходит, и ничего не сажают, так как эта вода "мертвая" - она могла погубить, умертвить землю. В Старорусском районе считали, что за обмывание покойного отпускаются грехи: " Сорок человек обмоешь - сорок грехов снимешь" (Власова А.Я.). Одевал покойника тот же человек, который мыл. Одевали во все новое, чтобы "там" он "выглядел хорошо" (со слов Власовой А. Я.), ведь умерший отправлялся на житье "вековечное". Смертная одежда не только завещалась, но и готовилась заранее, таким образом, выполнялось последнее желание человека. Шитье одежды - тоже ритуал: когда ее шили, то узлы не делали и не отрывали их, как и нитки. Шили в один шов, иголкой вперед, швы не выворачивали, пуговицы не нашивали. Н.В.Андреева из Окуловского района отметила, что раньше чаще всего шили кофту и юбку. С большой степенью уверенности можно сказать, что это позднейший обычай, может быть, относящийся уже к советскому времени, так как по исследованиям этнографов известно, что распространенной "смертной" одеждой была рубаха, как для мужчин, так и для женщин. В гроб клали и те предметы, с которыми покойный не расставался при жизни. Гроб делали из еловых или сосновых досок. Нельзя, например, было делать "домовину" из осины, так как считалось, что осина проклятое дерево, ибо, по легенде, на ней повесился Иуда, и от этого она дрожит (Власова А. Я.). Стружку, оставшуюся от изготовления, клали на дно гроба или в некоторых случаях в подушку, на которой находилась голова умершего. Сжигать щепу и стружку было нельзя, ибо, как считали в Окуловском районе, умершему от этого будет жарко. Гроб - домовину всегда делали в соответствии с ростом умершего. Считалось, что покойник кого-нибудь заберет, если гроб будет больше (Окуловский район, Федорова М. Н.). Домовину с телом ставили так, чтобы умерший был обращен лицом к иконе, то есть к красному углу (Окуловский район), но в Старорусском районе отмечается как наиболее распространенный вариант, когда умерший лежит головой в красный угол, а ногами - к двери.

За окно комнаты, в которой находился покойник, вывешивали льняное полотенце или кусок белой ткани. На лоб умершему клали "венчики" или "прощеные грамоты", в которых содержалась молитва отпущения грехов. В правую руку давали подорожную, а в левую - носовой платок. В Старорусском районе считали, что он нужен для того, чтобы стирать пот во время Страшного Суда, а также для того, чтобы вытирать слезы, если человек, перешедший в мир предков, всплакнет при встрече с близкими на "том свете". Встречи эти происходили, по мнению опрашиваемых, в течение сорока дней. Интересно интерпретировали информаторы Окуловского района функцию нательного крестика, которым снабжался усопший. Так, М. Н. Федорова говорила о том, что он служит "пропуском" и что, прежде чем войти в ворота иного мира, необходимо было показать крестик, при этом крестик умершему надо было покупать обязательно новый. Этот обычай отличался от принятого в Старорусском районе, где хоронили умершего с тем же крестом, который человек носил при жизни. Похороны происходили на третий день. От дома до дороги разбрасывались еловые ветки, по которым двигалась процессия, чтобы уходящий в мир иной "шел" по "чистой дороге", так как ель считалась в данных местах чистым деревом. Когда возвращались с кладбища, ветки убирали, а затем их сжигали, вероятно, уничтожая таким образом следы умершего, чтобы он не вернулся и не забрал кого-либо из оставшихся в живых родственников.

Сохранилось довольно много разного рода примет, связанных с отправлением похоронного обряда. Часто эти приметы носили характер оберега. Так, например, копали могилу в день похорон рано утром, и место выбирали получше, так как считали, что если умершему место не понравится, то он в течение сорока дней заберет еще кого-нибудь из родственников. А если еще будет покойник, то "нужно ожидать и третьего" (по словам М. Н. Федоровой из Окуловского района). Обвал могильных стен тоже указывал на то, что придется вскоре копать новую яму. В целом сохранился обычай во всем угождать покойнику. Сохранялся в обследуемых районах и обычай не подметать полы до тех пор, пока умерший находился в доме, ибо по примете можно было "вымести" кого-нибудь из живущих родственников. Кроме того, в доме завешивали темной тканью зеркала, чтобы нечистая сила не испортила покойника. Гроб с телом несли до кладбища на полотенцах, нести считалось "уважительнее", чем везти. Прощались с умершим окончательно на кладбище, при этом целовали в лоб или в иконку, которая лежала у него на груди. Слезы прощающегося не должны были попадать на покойника, так как он тогда будет лежать мокрым и обижаться. В таких случаях обычно говорили: "Отойди, отойди, не роняй слезы туда". А все присутствующие желали, чтобы земля была покойному пухом. Прежде, чем опустят гроб в могилу, родственники бросали туда копейку (по всей видимости, серебряную), это означало, что они покупали себе место рядом с усопшим, а все остальные бросали медь, при этом говорили: "Вот тебе доля - не проси боле". Считалось, что деньги нужны были умершему для того, чтобы заплатить за перевоз через реку или озеро на том свете. Известно, что образ реки и переправы - традиционный образ не только для русской, но и для мировой культуры.

Предметы, связанные с похоронами, и вещи умершего тоже имели свою судьбу. После сорокового дня родственники могли раздавать личные вещи покойного любым людям, не обязательно близким родственникам. А те предметы и вещи, которые были задействованы в похоронном обряде (например, полотенца, на которых несли гроб), либо опускали в могилу и засыпали землей, либо сжигали, чтобы избежать дурного влияния умершего на живых людей. Все делалось так, чтобы ничто не обеспокоило душу покойного и каким-либо образом удержало бы ее в мире живых людей. Многое делалось для того, чтобы усопший не вернулся бы за кем-нибудь, не "насмотрел бы кого-нибудь". Как уже было сказано выше, считалось, что открытые глаза покойника, являются знаком того, что они высматривают новую жертву.

По традиции, пока проходил обряд на кладбище, в доме умершего готовились к поминкам. Дома обычно оставался кто-нибудь из родственников и готовил поминальную трапезу, мыл пол. Поминки проходили не только сразу после похорон, но и на девятый и сороковой день, затем через год. Умершие родственники поминались и в Родительские субботы - дни, установленные христианской традицией. В поминальные дни люди обязательно посещали могилы родственников, принося с собой еду, вино, чтобы пригласить усопшего на ритуальную трапезу. Таким образом, сохранялся обычай, оставшийся от древнего похоронного обряда, который предусматривал как задабривание душ умерших, так и демонстрацию силы жизни. В современном похоронном обряде просматриваются контуры старого, еще языческого обряда, однако заметно и то, что магическое содержание обрядового действа во многом стерлось.

Когда у человека умирает близкий, то человек испытывает сильные переживания. Биохимические реакции головного мозга идут быстрее; это можно установить, проведя биохимический анализ крови, - содержание норадреналина будет повышенным, мощность биополя значительно возрастает. Кроме того, не исключена возможность поляризации биополя и его концентрации на одном - единственном объекте умершем близком.

Организм умершего в течение первых 4 минут представляет собой биофизическую систему, где действуют одновременно процессы, свойственные живому организму, и обычные термодинамические процессы.

Свет попавший в зрительные органы живого организма, вызывает определённые реакции в головном мозге, побуждая живое существо к активным действиям. А если свет попал в глаза покойника? В его зрительных нервах световые волны вызывают нервные импульсы, которые не достигнут головного мозга. Энергия же от нервных импульсов окажется в полях, которые окутывают умерший организм, из-за чего в них возникнут флуктуации, центрами которых будут сгустки энергии от нервных импульсов. И на эти сгустки концентрируется как выходящая свободная энергия умершего, так и биоэнергия живых людей. Эта сконцентрированная энергия в относительно замкнутом пространстве (каковым можно считать обычную жилую комнату) может где-то "застрять", т. е. не полностью раствориться в общемировой массе. А это означает, что даже после выноса покойника из дома и похорон под воздействием биоэнергии живых людей покойник может время от времени появляться в доме.

Древний человек тщательно оберегал своё жилище от вторжения чего-нибудь недоброго, "нездешнего". Умерший должен прибывать где-то в особом месте (у одних народов - под землёй, у других - на небесах, у третьих - кочевать из одного живого существа в другое), но но только не среди живущих "на свете белом" людей. Очевидно, древние люди чувствовали, что глаза умершего могут излучать нечто такое, что потом позволит бродить умершему по своему бывшему жилищу, беспокоя живых людей. И чтобы избавить себя от такого явления, люди стремились закрыть глаза умершему.

В течение первых 4 минут после смерти биополя живых людей (родных и близких) и покойника наиболее сильно взаимодействуют друг с другом. В данный момент свободная энергия, выходящая из организма умершего, наименее активно рассеивается в пространстве-времени или, что более правильно, растворяется в общемировой массе под воздействием кинетической энергии. Свободная энергия под воздействием направленных импульсов, исходящих из мозга живых людей, даже на какие-то мгновения "включает" биохимические реакции головного мозга умершего. И в этот момент умерший организм наиболее интенсивно излучает инфракрасные волны, а молекулы медиатора являются центрами молекулярной системы, состоящей из электрических зарядов. Мёртвый организм, таким образом, окутан полями электромагнитного излучения, равномерно рассеивающегося по всем направлениям. Поток излучённой энергии влияет на окружающие объекты. Энергия этого потока может возбудить атомы кристаллической решётки металла, где возникают определённые возмущение, которые потом затухают. Но если поверхность окажется зеркальной, то возмущение атомов решётки может сохраняться какое - то время вследствие худшего рассеяния световых потоков. Кроме того, если зеркало сделано из серебра, то здесь может получиться нечто вроде фотографии, которую невозможно наблюдать при обычных условиях, но если будет сконцентрирована биоэнергия живого человека, чуть-чуть изменено гравитационное поле, то в зеркале возникнут определённые изображения. В древности зеркала делали из хорошо отполированных пластин серебра. Поэтому подобные эффекты наблюдались, а это не могло не породить суеверий. Так и возник обычай, передаваемый из поколения в поколение, - закрывать зеркала, когда в доме умер человек.

Свободная энергия, покидающая организм умершего, растворяется в общемировой массе Вселенной под воздействием кинетической энергии. Вся информация, накопленная данным организмом за время его жизни (а более правильно - вся сумма преобразований посредством непрерывного переноса под воздействием кинетической энергии от объекта к объекту крохотных частиц общемировой массы), в виде затухающих волн постепенно расходятся по Вселенной. Эти расходящиеся волны, вполне возможно, сохраняют всё то, что когда - то произошло с данным организмом: зарождение, появление на свет, рост, старение, смерть.

Наглядно, конечно, в сильно упрощённом и очень приближённом варианте, это можно наблюдать, растворяя кристалл любой водорастворимой соли в воде; вокруг растворяющегося кристалла в первый момент растворения жидкость более плотная и вязкая - кристалл словно в оболочке; в следующий момент оболочка как бы прорывается и от неё начинают отходить струи более плотной жидкости, по сравнению с содержимым всего сосуда. Если внимательно приглядеться, то можно заметить, что струи имеют поперечные полосы - это потому что кристалл растворяется в соответствии со своим внутренним строением. Частицы кристалла постепенно переходят в воду, образуя с ней единое целое - раствор, но в то же время каждая частица этого кристалла хранит память о его внутреннем строении.

С покидающей организмом свободной энергией происходит то же самое. Для того чтобы она покидала организм более равномерно, в определённом объёме должно происходить как можно меньше посторонних событий.Этика поведения на похоронах предписывает, в частности, окружающим не вести отвлечённых разговоров; быть одетыми как можно менее броско, т.е. не должно быть на живых ярких расцветок (отсюда у одних народов принято на похоронах быть в чёрном, у других - в белом); принято вспоминать о покойном только хорошее - "не помнить зла". Последнее, кстати, наиболее способствует равномерному выходу свободной энергии, так как сердящийся человек излучает больше энергии, чем человек в спокойном состоянии, а волны исходящие от покойного, ничто не должно "подстёгивать" при разбегании. Таким образом, установленные вековыми традициями нормы поведения на похоронах как бы ограждают покой усопшего в минуты последнего контакта с теми, кто остаётся жить. С той же целью в доме, где находится, покойник, останавливают часы, чтобы свободная энергия, исходящая от покойника, не смешивалась с освобождающейся энергией пружинных часов. нельзя также открывать окна, иначе волны, исходящие от усопшего, могут оказаться "сбитыми" какими - либо посторонними колебаниями.

Итак, свободная энергия должна выходить из умершего организма постепенно. Если же этого не происходит, то волны окажутся деформированными, а значит, возможна их дифракция, благодаря которой в доме может завестись призрак.

Когда умерший несколько месяцев назад человек вдруг являлся во сне к близким и просил передать определённую вещь "на тот свет" с покойником, который находится по такому - то адресу. Приснившийся умерший точно называет адрес, утром кто - то из близких идёт по этому адресу с вещью, которую нужно "передать", и всё совпадает - в указанном месте похороны. Вещь кладётся в гроб умершего. А потом ночью снова сон: покойник благодарит своего близкого за "гостинец". Это верное доказательство того, что энергия, которая когда - либо находилась в человеке, никуда не исчезла, а сконцентрировалась в пространстве - времени, сохраняя всю информацию о некогда жившем человеке. Когда тело умершего окончательно разложиться, от молекул и атомов, некогда составляющих данный организм, возможно, остаются только импульсы энергии, но в них и храниться вся память об организме. А если Вселенная пульсирует, то расширяясь то сжимаясь, каждое живое существо прожило не одну жизнь, но в жизнях этих ничего не менялось. Следовательно, у Вселенной имеется свой генетический код. Доказательством сохраняющейся информации являются люди, обладающие даром предвидения.

Итак, совершив определённые действия по "снаряжению покойника на тот свет", родные и близкие провожают его в "последний путь". Выносят покойника вперёд ногами. И это не лишено определённого смысла. В области головы энергия концентрируется в сгустки, оттягивая на себя энергию всего остального тела. Следовательно, если вынести покойника вперёд головой, большие сгустки энергии "уплывут" из помещения первыми и уже не смогут собрать на себя всю оставшуюся энергию покойника.

Таким образом, ни один обряд не лишён смысла и , уж конечно, не возник просто так. В настоящее время человечество всё глубже и глубже проникает в тайны материи, находя объяснения ранее неведомому. Возможно, наступит время, когда люди при помощи специальных приборов, используя определённые источники энергии, будут спокойно вызывать с "того света" умерших людей - концентрировать растворённые в общемировой массе импульсы энергии, принадлежащие тому или иному некогда жившему человеку. Но для такой возможности необходимо "сломить" две константы - абсолютный нуль и скорость света.

< Пред.   След. >