Иерей Александр Шумский: «Церковная традиция не знает кремации»

По мнению священника, сжигание покойников не должно быть легитимировано Церковью.

29 января 2010 года на первом заседании президиума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви был утвержден список тем для рассмотрения в комиссиях Межсоборного присутствия. Святейший Патриарх Кирилл на заседании президиума сказал о жизненной необходимости обсуждения тем, вынесенных на присутствие. «Нам очень важно, чтобы Межсоборное присутствие стало важной частью церковной жизни, чтобы тематика Межсоборного присутствия обсуждалась людьми в церковной прессе», - заключил он. «Русская линия», следуя призыву Предстоятеля Русской Православной Церкви, решила принять деятельное участие в этой дискуссии. В связи с этим предлагаем вниманию наших читателей разбор одной из тем, вынесенной на рассмотрение Комиссии Межсоборного присутствия по вопросам церковного права, посвященной отношению к кремации. Своим видением на данную проблему поделился в интервью «Русской линии» известный московский пастырь, клирик храма Святителя Николая Мирликийского в Хамовниках, кандидат педагогических наук иерей Александр Шумский.

«Существует православная традиция, в которой кремация не предусмотрена. Это новое явление, которое появилась сравнительно недавно. Церковная традиция не знает кремации», - подчеркнул отец Александр.

Священник рассказал, что «только что пришел с отпевания пожилого человека, которого, как выяснилось, собираются кремировать». «Надо сказать, у нас, священников, ситуация достаточно тяжелая. Лично у меня отпевание человека, который не будет захоронен, вызывает очень тяжелые чувства и ощущения. Конечно, мы не можем отказать или проигнорировать просьбу отпеть умершего, так как люди приходят с болью и страданием, которые надо облегчить. К сожалению, специальных предписаний по поводу запрещения кремации не существует, впрочем, равно как и благословения тоже», - заметил отец Александр.

«Что касается кремации вследствие отсутствия средств на захоронение, то я не считаю, что это широкая проблема. Лично я еще ни разу не сталкивался с ситуацией, когда при желании нельзя было предать тело умершего земле. Возможностей для этого немало, и неразрешимой проблемы здесь не существует. Конечно же, есть и редкие исключения, когда люди совсем бедны. Но чаще это вопрос желания или нежелания. Мой знакомый священник, отпевая покойника, узнал, что его будут кремировать «по причине бедности», и предложил тотчас найти деньги и помочь с похоронами. Люди все равно отказались - оказывается, им просто это было не нужно», - рассказал батюшка.

«Зачастую люди не хотят даже в этом случае потрудиться, а многие не понимают значения захоронения в земле или считают, что это «не принципиально». Если хоронят люди некрещеные или нецерковные, - им просто невозможно объяснить, что это плохо, что это грех», - отметил священник.

«Если кремацию узаконить, придав ей церковную легитимность, то люди, которые не хотят «напрягаться» (особенно молодые, хоронящие своих стариков), будут поступать зачастую именно таким образом. Нужно иметь в виду редкие исключения. Но если они редкие, если остро стоит финансовый вопрос, то не лучше ли Церкви найти возможность помочь неимущему в этой ситуации? Конечно, позицию Церкви по этому вопросу нужно определять соборно. Не хотелось бы, чтобы кремация получила легитимноть», - подчеркнул иерей Александр Шумский.

Стоит отметить, что до сих пор Русская Православная Церковь не выработала официальную позицию по кремации и захоронению. Поэтому на сегодняшний день среди членов Церкви не существует единого мнения по данному вопросу. В частности, профессор Московской Духовной Академии и Семинарии доктор богословия Алексей Ильич Осипов, комментируя ранее в интервью «Русской линии» принятое Государственным советом Греции решение, разрешающее кремацию, отметил, что «традиционный способ погребения имеет значение лишь в плане благочестивой традиции, поскольку сопряжен с определенными церковными действиями и более глубоким восприятием человеческого тела». «Одно дело урна, и другое - это покойный, которого мы опускаем в землю, в эту реку забвения земного. Но это не является забвением, а вечной памятью о почившем. Мы как бы сохраняем этого человека, не искажая его тело. Здесь присутствуют некие психологические моменты, которые несомненно более правильные по сравнению с кремацией, но они не имеют принципиального значения и не касаются существа веры", - подчеркнул Алексей Ильич Осипов.

Русская линия

< Пред.   След. >