Death Positive

Движение Death Positive набирает обороты в США и Европе. Первые ласточки есть и в России. Что же скрывается за этими словами?

Те, кто интересуется так называемой «мортальной» тематикой, связывают движение Death Positive с организацией под названием Орден Доброй Смерти, созданной Кейтлин Даути в 2011 году. И, по сути, это практически единственное подобное объединение, у которого есть последователи в России. Но оно уже относится к поздним, а идея Death Positive возникла много лет назад как реакция на излишнюю табуированность смерти в обществе.

Сторонники этой концепции выступают против бесполезных и устаревших традиций, ненужных ритуалов и атрибутов и даже эвфемизмов из серии «уйти из жизни». Они агитируют за нормальное, здоровое отношение к смерти, как к тому, что ждет каждого человека, за то, чтобы люди говорили об этом, планировали это и, по возможности, меньше боялись.

Как мы уже сказали выше, в России Death Positive — относительно новая идея. Так что информации на русском языке в интернете практически нет. Собирая материал для этой статьи, мы опирались на англоязычные источники, в частности, на статью о Death Positive в американском онлайн-журнале Healthline.

Что такое Death Positive?

Death Positive — это не организация. Это социально-философская концепция, посвященная отношению общества к смерти. И многие организации работают в ее направлении. Например, в США уже есть похоронные бюро, которые позволяют родственникам самостоятельно одеть покойного и присутствовать при кремации (по традиции, наблюдать непосредственно процесс кремации людям не дают, закрывая пространство ширмой). Ранее мы писали об альтернативных похоронах в Великобритании.

Также в Европе есть клубы, где люди собираются и обсуждают собственную смерть и другие подобные вопросы.

Отдельного внимания заслуживают волонтеры, которые называются доулами, и обозначить их роль можно как «помощники в конце жизни». В России это направление развито очень слабо.

Наконец, некоторые IT-разработчики создают продукты в концепции Death Positive. Например, есть такое англоязычное приложение WeCroak, которое ежедневно присылает на смартфон пять цитат о смерти.

Идеологи движения подчеркивают, что в их задачу не входит заменить горе желтым смайликом. Горе есть горе, и переживать его нормально. Не стоит искажать изначальный посыл. Главное, что должны понять люди: рано или поздно все умрут, и пытаться прятать голову в песок бесполезно. Нужно признать этот факт и относиться к нему спокойно и нейтрально.

Клуб «Гроб»

В 2010 году в маленьком городке Роторуа в Новой Зеландии появился клуб «Гроб». Его основала медсестра отделения паллиативной помощи Кэти Уильямс. Идея заключалась в том, чтобы люди, которым уже осталось жить недолго, собирались в ее гараже и сами делали для себя гробы. Красивые, с декором, такие, которые не могло бы им предложить ни одно ритуальное бюро.

Изначально участниками были люди от 70 до 90 лет. Но потом к старшим родственникам присоединились их дети и внуки.

Казалось бы, идея довольно мрачная. Но эти встречи, на самом деле, были очень душевными. Люди проявляли креатив, знакомились, заводили новых друзей. Да, часто были и слезы, но это были светлые слезы, а не те мрачные и скорбные, которые обычно льют безутешные близкие.

Клуб «Гроб» стал отличной психотерапией для тех, кто знал, что умирает, и для тех, кто готовился потерять близких. Эти занятия помогли десяткам людей принять факт смерти.

«Помощники в конце жизни»

В 2015 году в США появилась Международная ассоциация доулов «в конце жизни», сокращенно — INELDA. Эта организация обучает волонтеров, которые работают в хосписах. Ее соучредителем стала бывший бухгалтер Дженни Ракоу.

Путь Дженни начался 11 сентября 2001 года, когда, занимаясь в тренажерном зале, женщина увидела теракт по телевизору. Ее очень впечатлили слова одного из свидетелей, который сказал:

Жизнь может измениться за одну секунду.

И с этого момента жизнь Дженни действительно изменилась. Она бросила работу и пошла работать волонтером в хоспис. Многие ее друзья отнеслись к этому с содроганием, думая, что это должно очень угнетать, если ты видишь смерть ежедневно. Но Дженни говорит, что все совсем наоборот, потому что она касается вовсе не смерти, а жизни других людей.

«Помощники в конце жизни» заполняют психологический пробел в последние дни своих пациентов. Они говорят с ними о прошлом, поддерживают их, помогают оставить что-то на память близким. Волонтеры составляют с бабушками книги рецептов для любимых внуков или пишут письма не родившимся детям. Кроме того, они обсуждают с пациентами план их похорон: какую музыку следует исполнять, какие стихи читать, о чем упомянуть в прощальной речи и даже о том, как должен выглядеть траурный зал.

Когда пациент умирает, волонтеры остаются рядом с родственниками, чтобы помочь им пережить боль утраты в первые дни.

Рассказывая о своей работе, Дженни Ракоу говорит так:

«То, что смерть ужасна — это большое заблуждение. Потому что 99% смертей, которые я видела, были мирными и спокойными. Это ценный опыт. И люди должны быть открыты ему».

Практика, подобная зарубежной, существует в России в зачаточном состоянии. Фонд помощи хосписам «Вера» набирает добровольцев, которые помогают пациентам скрасить последние дни, а также поддерживают их родных. Но фонд не работает в рамках Death Positive. Во всяком случае, их реклама преподносит смерть как нечто ужасное, с чем просто нужно смириться. И задача волонтеров заключается не в том, чтобы помочь принять смерть, а в том, чтобы отвлечь от нее. Это принципиально разные подходы.

Орден Доброй Смерти

Если о предыдущих организациях вы вряд ли когда-то слышали, то Орден Доброй Смерти в России имеет некоторую известность. Его основательница несколько раз выступала на различных мероприятиях в Москве и жестко критиковала отечественный подход к похоронам и прочему.

Кейтлин Даути основала свою организацию в 2011 году. Орден выполняет, по большей части, просветительские функции, рассказывая людям о смерти, о ее физиологии и психологии. У него есть официальный сайт, на котором постоянно публикуются новые статьи, новости и подкасты по теме. Правда, блог организаци имеет сильный политический уклон. Множество материалов в нем посвящены расизму, правам меньшинств и прочему, которые очень условно связаны с основной темой.

В число членов Ордена входит множество врачей, бизнесменов, ученых, художников, сотрудников ритуальной сферы и других людей, которые решили связать свою деятельность с «мортальной» тематикой.

С подачи этого сообщества на рынке ритуальной атрибутики появилось такое новшество, как одежда, которая разлагается с той же скоростью, что и человеческие останки. Еще один представитель Ордена работает над технологией извлечения тепла из процесса разложения. Наконец, многие арт-проекты на тему смерти появились в США, благодаря этой организации.

Как относятся к Death Positive в России?

Как мы уже говорили в начале статьи, в Россию пока еще только начинают проникать идеи рационального принятия смерти. Это слишком сложно для нашего менталитета. Люди не привыкли говорить о подобных вещах, их боятся, их избегают, так что концепция до сих пор не получила широкого распространения.

В Москве проводятся встречи Death Cafe в рамках международного проекта. Это своеобразные психотерапевтические группы, в которых люди делятся своим опытом соприкосновения со смертью. Но об организации знают очень немногие.

По запросу «Death Positive» в Google можно найти всего одну группу в ВКонтакте, которая не ведется с 2018 года, и статью об Ордене Кейтлин Даути в Википедии. Остальная информация на английском, и это говорит о том, что в России к теме не проявляют особого интереса.

Сложно сказать, проявится ли он в перспективе. Есть отдельные инициативы, но они не получают большой поддержки. Вполне возможно, что для нас Death Positive навсегда останется зарубежным феноменом.

< Пред.   След. >