Похитители тел: зачем люди в Средние века похищали висельников?

Медицинские практики Средних веков могли бы лечь в основу фильма ужасов. А для современников не было ничего странного в том, чтобы пить кровь или носить лоскуты кожи на шее.

Медицина пребывала в глубоких заблуждениях вплоть до выхода в свет трактата «О человеческом теле» Андреаса Везалия. Труд 28-летнего врача, настоящая иллюстрированная энциклопедия, произвел фурор. Ведь большая часть знаний того времени была основана на учении Галена, который умер еще во II в. до н. э.!

Но революция в европейской медицине случилась лишь в 1543 году. А до этого (и еще почти 200 лет после этого) люди использовали мертвые тела в лечебных целях.

Средневековые представления о целебных свойствах трупов

Вера в то, что человеческие останки могут исцелять, существовала еще в античные времена и не подвергалась сомнению до начала эпохи Просвещения. Традиция имела явные оккультные корни, но средневековые врачи, основываясь на весьма скудных познаниях о человеческом организме, выдвигали научные теории, почему это может быть правдой. Мы не будем подробно останавливаться на медицинских представлениях Средних веков, лишь обзорно расскажем какие болезни пытались лечить с помощью мертвых тел и органов:

  1. Свежая кровь — от эпилепсии, каждый раз к эшафоту вставала очередь несчастных эпилептиков с кружками в руках, и это продолжалось вплоть до начала XX века.
  2. «Королевские капли» с толченым черепом — от нервных припадков, череп должен был принадлежать висельнику или жертве преступления.
  3. Мох, выросший на черепе давно умершего человека — от кровотечений, больше всего ценился мох с черепов воинов.
  4. Подкожный жир — от артрита и рака груди, собирали также у эшафота, так как аптекари могли подсунуть барсучий или медвежий.
  5. Медовая мумия — от заболеваний опорно-двигательного аппарата, практиковалось в Китае. Человека готовили еще при жизни, кормили только медом, купали в меду, а после смерти в нем же консервировали.

Это только часть диких суеверий того времени. Люди охотились за потом умерших, чтобы вылечить опухоли, беременные носили на шее лоскуты кожи для защиты плода, и так далее.

Но где же врачи брали столько тел? Ведь католическая церковь запрещала вскрытия. Да, действительно, патанатомия в те века была под запретом. Но это правило не распространялось на преступников.

Монополия средневековых палачей

В эпоху гуманизма люди думают, будто палач — профессия не самая приличная. Ведь он своими руками отнимает жизни, пусть и у преступников. Кроме того, многих казнили вообще без вины. Но так кажется, если смотреть назад, в средневековье, из нашего комфортного времени.

А тогда палачи были людьми уважаемыми и весьма богатыми. У них было приличное жалованье, а кроме того, они имели право распоряжаться трупами по своему усмотрению.

Правда, не всеми. Некоторых, особенно злостных преступников, приговаривали не просто к повешению, колесованию или другой какой казни, а еще и к тому, что они не будут похоронены. Словом, их оставляли на месте смерти, пока стихии и всякая живность не превратит их в прах.

Тем не менее, большинство преступников передавали в руки палачей, а те уже могли их перепродать. Спрос был. Многие имели контракты с аптекарями, магами и богатыми людьми, заинтересованными в таких поставках. Также обращались за услугами и любознательные врачи, чтобы вскрыть и исследовать тело.

Некоторые, как, например, немецкий палач Майстер Франц, история которого описана в книге «Праведный палач» Джоэл Харрингтон, сам интересовался патанатомией, вскрывал казненных и делал интересные заметки в своем дневнике.

Но и те, кто оставался висеть на виселице, редко дожидались того момента, чтобы упасть вниз с прогнившей веревки. Тела воровали. Веревки — тоже.

Похитители тел

Палачи не могли обеспечить всех. Казни, конечно, случались часто. Но не настолько, чтобы каждый нуждающийся мог получить кровь, органы, кожу, а тем более — тело целиком. Кроме того, для отдельных снадобий требовались не какие-то ингредиенты, а конкретные. Например, кровь висельника мужского пола, который был не старше 24 лет и по виду ничем не болел. Трудновыполнимое условие.

И если такой висельник оставался висеть на веревке, то к следующему утру его уже обычно не было. Аптекари, студенты-медики и даже профессора отправлялись на ночную охоту, чтобы добыть тело.

Страдали и городские погосты. В статье о мортсейфах мы писали, как английские врачи расхищали свежие могилы в поисках «учебных пособий». Но такое практиковалось и в Европе. Особенно часто несанкционированные эксгумации случались на кладбищах для бедных, потому что за ними никто не следил.

Пытались ли с этим бороться?

Казалось бы, в средневековье, во времена инквизиции люди должны были бояться прибегать к магии. Но в данном случае костер никому не угрожал. Да, очереди к эшафоту стояли, но ведь потребность в крове или жире объяснялась медицинскими нуждами. А против этого клирики выступать не могли. Кроме того, католики активно использовали мощи и частицы мощей, что было, в общем-то, одно и то же. И если бы они провозгласили, что человеческое тело не может обладать целебной силой, пришлось бы признать, что и мощи бесполезны.

Этим пытались воспользоваться протестанты во время Реформации, утверждая, что поклонение мощам — та же самая языческая практика, что и питие крови от эпилепсии. Среди протестантов было множество врачей, которые уже не занимались лечением болезней с помощью мертвых тел.

Инквизиция наказывала за другое. Части тела, а также атрибуты казни: веревки, цепи, щепу от виселицы использовали в своей работе колдуны и ведьмы. Варили разные зелья, яды, проводили ритуалы, и прочее. Вот за это можно было угодить на костер.

Что касается похищения тел, на это смотрели сквозь пальцы. Родственники могли возмутиться, но, конечно, поиском пропавших никто не занимался. А висельников тем более не искали.

Бывали даже случаи, когда казненных должны были передать родственникам, но перед этим палач распродавала большую часть органов. На палачей обычно не жаловались.

< Пред.   След. >