Вторая жизнь могильных плит

Надгробия делают из камня, чтобы сохранить память об умерших на века. Но не всегда им суждено до конца оставаться на кладбище. Иногда их превращают в стройматериалы.

Вандализм в отношении кладбищ в сознании большинства людей связан с советскими временами, особенно первыми десятилетиями после революции. Но и до прихода к власти большевиков случаи, когда живые использовали то, что принадлежит мертвым, не являлись редкостью. Иногда этим грешили даже священнослужители и монахи. Хотя для них это не было грехом. Во всяком случае, они не видели ничего предосудительного в использовании старых могильных плит для целей благоустройства.

Все во имя веры

Во времена Российской Империи кладбища закрывались точно так же, как и сейчас. Урбанизация требовала все больше и больше земли под застройку, а также камня, который был дорог и в некоторых регионах — в дефиците. Эти два обстоятельства подталкивали людей к прагматичному решению: использовать старые надгробия с могил, за которыми давно никто не ухаживал. Правда, горожане этим все-таки не так часто пользовались. Но вот к монастырским кладбищам подобная практика применялась. Правда, делалось это не из меркантильности, а во славу Господа.

Так, например, в конце XVIII-начале XIX вв. Кирилло-Белозерский монастырь (Вологодская область) переживал финансовые затруднения. А площадь между Успенским собором и Трапезной палатой была в плохом состоянии и требовала ремонта. Приобрести булыжник монахи не могли, и было решено использовать для мощения старые надгробные плиты. Правда, не все из них были сняты непосредственно с надгробий. Некоторые уже много лет лежали в подвалах после того, как закончилось строительство новой церкви, которая накрыла часть кладбища. Но какие-то действительно позаимствовали с могил ради благого дела. Монахи постарались проявить максимум уважения к умершим братьям и сохранили их имена, а пять плит с могил бывших настоятелей заняли почетное место между Успенским Собором и Церковью Архангела Гавриила.

Однако обитатели Кирилло-Белозерского монастыря использовали надгробные плиты от безысходности. Советские же власти располагали достаточными ресурсами, но намеренно брали плиты с кладбищ для строительства и с памятью особо не церемонились.

О мертвых мы поговорим потом

Столичное наследие

Мрачное наследие советских времен до сих пор обнаруживается в самых неожиданных местах Москвы. Обычно находки делают рабочие. Возле храма Петра и Павла в Новой Басманной Слободе есть приметный бордюр. Он практически весь состоит из обломков могильных плит со старого церковного погоста. Но самое странное в том, что на одной из них можно прочитать имя. На других нет, потому что плиты все-таки клали надписями вниз. Почему эта стала исключением, никто не знает. Однако служители храма попросили администрацию не переделывать бордюр, чтобы он служил напоминанием об ошибках прошлого.

Неприятное открытие ожидало строителей, проводивших реконструкцию Берсеневской набережной. Оказалось, что у ограждение дороги у Театра эстрады полностью выложено осколками надгробий, и на десятках сохранились надписи: «родился», «здесь покоится», «вечная память», а также имена и даты. Самая старая плита датирована XVIII веком.

Город на костях

Когда говорят, что Санкт-Петербург построен на костях, обычно имеют в виду историю его возникновения. Но распространению этой легенды поспособствовали и советские власти. В Северной Столице есть целый дом, фундамент которого полностью состоит из могильных плит, принесенных с уничтоженных погостов на Петроградской стороне. По иронии судьбы, его номер — тринадцать.

Дом на набережной Карповки построили для деятелей искусства, он был элитным. Но жильцов преследовали какие-то несчастья. Они сходили с ума, накладывали на себя руки, а если в дом въезжала семья, то вскоре она распадалась. Когда в начале 2000-х годов строители увидели из чего сделан фундамент, все эти печальные события, конечно же, связали с действием кладбищенской энергетики. На многих плитах сохранились имена людей: купца Флора Васильева, умершего в 33 года, и некоего Максима Уварова, родившегося в 1777 году. Их теперь хорошо знают местные жители, но вряд ли эти люди хотели такой памяти.

А вот в районе Большой Полянки была обнаружена могильная плита, некогда стоявшая на могиле известного и богатого человека — купца-старообрядца В.А. Сапелкина. По фамилии, дате смерти и указанию, что этот человек скончался на 64-м году жизни, историки смогли выяснить, кому принадлежал памятник. Дорогой камень использовали при строительстве бордюра. Что интересно, остальные камни — обычные.

Вдоль бульвара на Большой Конюшенной долгое время можно было увидеть красивый красный бордюр, очень необычный. Но теперь его там нет. При ремонте дороги рабочие подняли камни и обнаружили огромное количество надписей с обратной стороны. Их очень быстро заменили, убрав из-под ног надгробия, которые, кстати, были взяты с кладбища, затопленного в 1924 году. Но наверняка в городе есть еще немало мест, где люди живут на костях почти в буквальном смысле.

Казусы настоящего

Хотя советской власти нет уже 30 лет, странные происшествия с участием старых надгробий все еще происходят.

Например, в Москве, возле дома №17к1 в 1-м Спасоналивковском переулке установлено ограждение. Оно ничем не примечательно, но если посмотреть вниз, то можно заметить, что камни использованы очень необычные. На них нет никаких надписей, но они белее строительного камня и подозрительно напоминают части старых надгробий. В Мосгорнаследии высказали предположение, что это плиты с церковного погоста Преображенского храма в Наливках. Кладбища давно не существует, но что-то от него еще, вероятно, осталось. Сейчас проводится экспертиза. Если специалисты подтвердят, что это те самые камни, ограду разберут, а осколки надгробий отправят в краеведческий музей.

Довольно неприятная история случилась в прошлом году в торговом центре «Алем» в Усть-Каменогорске. При облицовке пола строители использовали осколки плит с фотографиями умерших. Это очень возмутило посетителей. Но потом выяснилось, что это не настоящие памятники, а тестовые плитки, на которых ученики граверов оттачивают навыки. Впрочем, портреты, конечно, принадлежали реальным людям. Так что администрация торгового центра извинилась перед гостями за инцидент, и вскоре пол перестелили. Однако этот случай как нельзя лучше иллюстрирует тот факт, что для россиян использование надгробных сооружений в каких-то других целях вовсе не является невозможным.

< Пред.   След. >