Город, которого нет: проблема стихийных кладбищ в России

По данным Минстроя, в России насчитывается от 30 до 70 тысяч кладбищ. Почему цифра столь приблизительная? Потому что как минимум 30% погостов не имеют юридического статуса.

Древние греки называли кладбище «некрополис», что в переводе означает «город мертвых». И существовало строгое деление: на одной территории располагался полис, город живых, а на другой — некрополис. И это всегда были два разных города, один не мог существовать вблизи или внутри другого. К сожалению, в нашем XXI веке все совсем не так.

Как минимум треть кладбищ не зарегистрированы. Они существуют по факту, но их нет на бумаге. А земля по кадастру может быть предназначена совсем для других нужд, например, для строительства или сельского хозяйства. Как это возможно в век цифровых технологий и электронного документооборота? И почему проблема до сих пор не решена?

Корень проблемы — в прошлом

Вплоть до XVIII века все кладбища в нашей стране были стихийными. Их никак не оформляли. Записи о смерти делали в церковных метрических книгах, и все погосты принадлежали православной церкви. Как правило, они располагались при храмах. Но учет земли и межевание не осуществляли. Так что могилы копали в хаотичном порядке, и если у человека не было родственников, они быстро зарастали и исчезали.

Во времена Петра I была предпринята попытка урегулировать кладбищенский вопрос. После многочисленных вспышек смертельно опасных инфекций люди поняли, что тела мертвых представляют угрозу для живых. Старые кладбища в городах стали закрывать, земли под захоронения выделялись за городской чертой. Но, конечно, это не коснулось сельской местности. В Империи не было ресурсов, чтобы произвести инвентаризацию сельских кладбищ. Кроме того, для деревень это было не так уж актуально — погосты были маленькими, располагались за околицей, и эпидемии селянам обычно не угрожали.

После революции 1917 года советские власти начали уничтожать церковные кладбища вместе с церквями. При этом строители коммунизма не утруждали себя перезахоронением останков. И многие дома до сих пор стоят на месте старых погостов.

Например, знаменитый Дом на Набережной, где в годы тоталитарного режима проживала советская элита, стоит на кладбищенской земле. И городские легенды гласят, что именно поэтому судьба многих жильцов была столь печальной — большинство из них репрессировали и расстреляли.

Правда, при СССР строились новые кладбища, в соответствии с генеральными планами. Так что захоронения удалось упорядочить. Но эти нововведения опять не коснулись сельской местности. Коммунисты не считали похоронную сферу особенно важной. И не существовало ведомства, которое бы ее контролировало.

Правда, при Хрущеве приняли закон, запрещающий выращивать сельскохозяйственные культуры на погосте. Советские граждане нередко сажали картошку на окраинах некрополей.

И все-таки за 74 года советской власти никто так и не занялся сельскими стихийными кладбищами. Потом Советский Союз распался, начались 90-е годы, страна погрязла в долгах и экономическом кризисе. И только в середине 2000-х годов, когда Минстрой РФ принял на себя обязанности по регулированию похоронной сферы, на эту проблему обратили внимание.

Чем опасны стихийные кладбища?

Похороны осуществляются, в соответствии с государственным стандартом, который определяет, в том числе, санитарно-эпидемиологические, экологические и другие условия. Проще говоря, по закону, участки, выделяемые под захоронения, должны отвечать целому ряду требований, они должны быть определенного размера, и для могил существуют строгие параметры.

Все это нужно для того, чтобы захоронения не нанесли вред людям и окружающей среде. Если нарушать санитарные нормы, трупные яды могут попасть в подземные воды, отравить колодцы и реки, из которых пьет домашний скот. А краски и лаки, которыми покрывают современные гробы, отравляют почву, делают ее бесплодной.

Кроме того, стихийные кладбища не охраняются законом. Если случится стихийное бедствие, например, затопление, городская администрация не сможет выделить деньги на восстановление погоста. А в случае вандализма или самовольного захоронения в чужую могилу, прокуратура не примет заявление. Ведь юридически заявитель не является арендатором участка, следовательно, у него нет никакой собственности и никаких прав.

Наконец, захоронения на стихийных кладбища не регистрируются, а следовательно, данные об умерших не попадают в архивы и электронные базы. Если поселение или кладбище забросят, могилы просто исчезнут, и родственники уже никогда их не найдут.

Почему стихийные кладбища до сих пор существуют?

Реформа похоронной отрасли в России началась совсем недавно. Проблем за последнее столетие накопилось настолько много, что решить их все сразу не представляется возможным. Пока перед Минстроем не стоит задача выявить все стихийные кладбища и ликвидировать их. Но даже когда такая цель появится, возникнут юридические трудности.

Поскольку земля, на которой находятся стихийные погосты, по бумагам кладбищенской не является, все захоронения на этом участке придется признать самовольными. Это актуально, если погост находится на земле, непригодной для захоронений. В этом случае местные власти должны потребовать от жителей эксгумировать останки и перезахоронить на легальном кладбище. Но для этого легальные кладбища нужно сначала открыть. А большая часть земель в сельской местности отдана под поля и огороды.

Легализация же стихийных кладбищ, во-первых, вызовет конфликт интересов между разными структурами, во-вторых, потребует еще больше ресурсов. Здесь нужно будет проводить инвентаризацию, регистрировать все захоронения, проводить межевание, ставить участки на учет. На это требуются деньги, которых в местном бюджете, как правило, нет.

Подводя итог, проблема стихийных кладбищ в России стоит остро, но вряд ли решится в ближайшие годы. Страна слишком большая, и потребуется несколько лет, чтобы обнаружить все погосты. И только потом можно будет заниматься их регистрацией.

< Пред.   След. >